Поиск по этому блогу

вторник, 11 июня 2013 г.

Российская правовая газета "Юрист-ЭЖ" №21 май 2013 года - Медиа комплаенс в России

Правовой взгляд на деонтологию рискованной профессии: саморегулирование медиа бизнеса, общественный контроль за контентом СМИ, рекламы и развлекательными программами, принуждение к соблюдению этических стандартов рыночными средствами


ОСНОВЫ БЕЗОПАСНОСТИ ЖУРНАЛИСТА 
 реализация на практике стандартов корпоративной культуры 
и профессиональной этики

Борис Пантелеев, к.юр.н., советник юстиции, 
правовой эксперт Общественной палаты РФ,
 г. Москва

В сентябре 2012 года в Москве с большим успехом  проведена международная научно-практическая конференция на животрепещущую тему «Свобода слова и ассоциаций: от теории к практике». На конференцию были  приглашены юристы из шести стран – России, Белоруссии, Украины, Молдовы, Литвы и Азербайджана. В центре внимания оказались международно-правовые стандарты и практика имплементации ст. 10 и 11 Европейской конвенции по правам человека. 



Когда мы рассуждаем о ценности свободы слова и пределах самовыражения, всегда нужно учитывать исторический аспект проблемы. Реальность такова, что на постсоветском пространстве никогда не было приоритетного выделения и защиты этой  разновидности  фундаментальных прав человека. Во времена Советского Союза пресса была однозначно партийным средством пропаганды и очень гордилась этим. Основателем русскоязычной печати был император Пётр Великий. Царской волею он создал газету, которую сам и редактировал, обязывая  читать своих вельмож принудительно. Ни о какой рекламе и коммерческом пути развития СМИ на рыночной основе речь никогда не шла. Впервые зачатки независимости СМИ возникли 20 лет назад. Подлинные рыночные механизмы существования и развития медиа индустрии возникли только с распространением Интернета. Поэтому так важно изучать и перенимать передовой опыт бизнес модели развития медиа пространства. Нужно перенимать организационные, хозяйственные и правовые модели ведения и развития сетевых СМИ, интернет медиа холдингов. Совершенно ошибочным и неперспективным представляется попытка некоторых юристов и политиков реализовать обратный процесс – навязать сетевым СМИ явно неэффективные устаревшие алгоритмы традиционной печатной прессы.
Современное медиа пространство полно реальных противоречий. Ведущие информационные сайты и отечественные телеканалы стали главными возмутителями общественного спокойствия. Программы федеральных СМИ вызывают гнев и ярость, служат поводами для пикетов и возбуждения уголовных дел. В России создано несколько неправительственных организаций, которые провозгласили основной целью своей деятельности защиту подрастающего поколения от дурного влияния СМИ, противодействие формированию зависимости детей от компьютерных игр и от Интернета в принципе. Родительские комитеты объединяются с ветеранскими организациями и выводят своих сторонников на митинги протеста. Руководители страны также разделяют эту озабоченность. Глава администрации президента С.Б.Иванов признал, что ведущие СМИ занимаются «дебилизацией» населения страны. Минкультуры России подготовило поправки в трудовой кодекс, в соответствии с которыми творческие работники перейдут на конкурсную основу и каждые пять лет должны будут проходить переаттестацию, подтверждая свою профессиональную пригодность.

Журналисты тоже могут перейти на конкурсную основу, однако решение этого вопроса министерство пока оставляет на усмотрение профессионального сообщества. В свою очередь, председатель Союза журналистов России Всеволод Богданов не оценил широкого жеста и публично выступил против переаттестации журналистов и заявил, что «процедура установки взаимоотношений между владельцем СМИ и журналистом должна решаться по-другому». Как именно "по-другому" неизвестно, реальных предложений по этой больной теме от профессионального сообщество не сформулировано. Да и есть ли они в принципе, 20 лет уже ожидаем?

Чтобы говорить о методах повышения квалификации и последующей аттестации, оценки качества труда журналистов, для начала нужно признать честно, что медиа – это давно уже не некая духовная и сакральная сфера. Это бизнес, причем крупный транснациональный прибыльный бизнес. Бизнес, где, как известно, интерес получения прибыли неизбежно ставится превыше всего. Признавая это, мы приходим к тем механизмам, которые регулируют и ограничивают с некоторых пор  именно крупный бизнес. Этот механизм, к счастью, уже разработан и в корпоративной культуре называется комплаенс-контролем. 

Что же представляет собой комплаенс? Комплаенс  означает соответствие тем требованиям, которые фирма (печатное СМИ, телеканал или интернет-портал) сама заявила в своей уставной деятельности.  Прежде всего, это корпоративные кодексы этики, принимая которые компания берет на себя обязательство соблюдать принципы честной конкуренции, не нарушая законодательство. Или, другими словами, не давая взяток в самом широком смысле этого термина для получения  имущественной выгоды.
Сегодня это направление корпоративной культуры еще более актуализировалось в связи с вступлением России в ВТО и с тем,  что крупным фирмам стала небезразлична их репутация, потому что для того,  чтобы поддерживать и развивать международные связи, успешно продавать акции на биржах всего мира, повышать стоимость своего бренда, нужно иметь репутацию добросовестного бизнесмена, этически безупречного партнёра и субъекта деловых отношений.
 Причем даже в Гражданском Кодексе России с 1 марта 2013 года была существенно откорректирована первая статья, где теперь говорится, что «никто не вправе извлекать какое-либо преимущество из своего недобросовестного поведения».  Это означает, что теперь погоня за весьма сомнительным рейтингом должна быть ограничена некими конкретными моральными этическими самоограничениями, которые обязательно вводятся и культивируются на каждой  фирме за средства и силами сотрудников этой самой фирмы. Это не государственная цензура, а корпоративная культура и внутреннее саморегулирование журналистского сообщества в данном конкретном коллективе.

И особенно важно с позиции общества, потребителей и правозащитников, что разрывается многолетний порочный круг тотальной безответственности крупных и богатых медиа магнатов. Получается, что главная ответственность за этическое ведение бизнеса наконец-то перекладывается с подневольных зависимых журналистов на самостоятельных, ответственных и богатых руководителей этого медиа-бизнеса. Они теперь сами будут должны принимать каждое свое решение исходя из того, какой они видят собственную репутацию, как добросовестных бизнесменов – если они хотят играть по этим новым правилам, они могут играть, могут процветать, могут получать прибыль. Если же они будут нарушать эти правила, то с позиции Высшего Арбитражного Суда России отныне вся прибыль, полученная в результате их «недобросовестного поведения»,  должна быть изъята из этих компаний в пользу жертв, которые могут и будут подавать соответствующие жалобы, претензии, иски.

То есть все те многочисленные журналистские этические кодексы, которые давно существуют, но сегодня очевидно не действуют, получат реальное наполнение и явную материальную заинтересованность в их применении. Поэтому, если трактовать этот подход с позиции глубинных основ правозащиты и фундаментальных интересов самого журналистского сообщества, то именно этот принцип должен быть положен в основу нового механизма аттестации журналистов, причем без вмешательства государства, но силами их собственных вновь созданных внутрикорпоративных комплаенс-служб.

Многочисленные методы борьбы с причинами и последствиями коррупционных проявлений позволяют каждой стране адаптировать и использовать именно те, которые соответствуют национальной специфике. В некоторых случаях, понимая масштабность проблемы и сложность борьбы с взяточничеством на государственном уровне, в борьбу вступает международный бизнес. Речь идет не столько о корпоративной социальной ответственности, сколько о существенных материальных санкциях, которыми грозит взяточничество, понимаемое в очень широком смысле, компаниям за коррупционные практики своих подразделений по всему миру.
 Ведущими "контролерами" деятельности своих компаний за границей по-прежнему остаются Великобритания и США. Именно в этих странах были разработаны закон о коррупционных практиках за границей (US Foreign Corrupt Practices Act, 1977) и закон о взяточничестве (UK Bribery Act, 2011). Штрафы, предусмотренные этими законами, достигают десятков, а то и сотен миллионов долларов. Более того, UK Bribery Act фактически обязывает компании принимать меры, направленные на выявление и противодействие коррупции и активно сотрудничать с контролирующими органами. В этом же ключе за последние годы обновились соответствующие законы и в других странах — Германии, Австрии, Канаде и в некоторой мере в России.
Ещё одно нововведение  – это не существовавшая до недавнего времени статья 19.28 в Кодексе об административных правонарушениях (КоАП  РФ) «Незаконное вознаграждение от имени юридического лица». Теперь за дачу либо получение взятки (до этого существовало лишь соответствующее наказание физического лица по уголовному кодексу) отвечает не только должностное лицо, но и владелец бизнеса. Суммы штрафов внушительны:  штраф за взятку в особо крупном размере (ч. 3 настоящей статьи) начисляется в  100-кратнымом размере от суммы этого незаконного обогащения плюс конфискация суммы взятки, при этом минимальный размер штрафа составляет 100 000 000 рублей! То есть за «джинсу» (заказные, тайно проплаченные материалы) теперь медиа концерну придется раскошелиться по полной программе. И это означает, что правовой механизм, на который мы ссылаемся, говоря о  новых технологиях в контент-контроле, с недавних пор уже заключен внутри российского законодательства.
Поскольку и медиа бизнес уже давно перестал ограничивать свою деятельность государственными границами, после ряда громких судебных разбирательств и колоссальных штрафов вопрос предотвращения коррупционных рисков в других странах встал особенно остро. Международные компании стали разрабатывать внутренние правила и процедуры, обязывая свои подразделения по всему миру им следовать. Такая превентивная политика — compliance — дословно переводится как приведение в соответствие с требованиями, уже начала постепенно приживаться и в российской бизнес среде.
Современная комплаенс-практика имеет две ключевые составляющие, каждая из которых выполняет свои функции.
Во-первых, это предотвращение коррупции, противодействие отмыванию денег, полученных преступным путем, и упреждение мошеннических операций с ресурсами компании и расхищения средств. Для реализации этих задач компании разрабатывают целый комплекс внутренних документов, политик и процедур. У большинства международных корпораций, например, существуют отдельные горячие линии, которые позволяют по телефону или электронной почте сообщить о нарушении кодекса этики сотрудниками компании, в том числе и руководителями. Существуют внутренние правила, которыми установлены ограничения на вручение подарков государственным служащим, правила проявления гостеприимства, процедуры согласования благотворительных взносов и т. д. Особое внимание уделяется проверке репутации деловых партнеров, дистрибьюторов, подрядчиков, посредников и агентов, которые предоставляют компании разного рода услуги. Такие процедуры направлены на выявление скрытых рисков, когда коррупционные действия маскируются под квазилегальные консультационные услуги, маркетинговые исследования или чрезмерно завышенные перепродажные цены.
Вторая составляющая представлена внутренними проверками и расследованиями для выявления и предотвращения случаев нарушения кодекса  этики компании. В результате таких расследований и проверок бизнес контролирует сам себя, тем самым способствуя искоренению коррупции, нарушению экологических стандартов, принципов честной конкуренции и других нарушений корпоративных правил. В результате расследований сотрудников, уличенных в ненадлежащих действиях, как правило, увольняют, а материалы расследований могут передаваться в правоохранительные органы.
Очевидно, что применение внутренних политик и процедур требует создания этических стандартов, надлежащего ознакомления сотрудников с положениями внутренних документов и осуществления контроля их реализации. Транснациональные корпорации создают целые департаменты, набирая штат сотрудников, ответственных за разработку и внедрение политики соответствия, обучение персонала, а также проведение внутренних проверок и расследований для выявления и предотвращения случаев нарушения кодекса этики компании.
За последние годы мировая комплаенс-практика существенно шагнула вперед. Есть основания утверждать, что именно медиа магнатам  пора восстанавливать честное имя журналиста и народное доверие к СМИ. И вкладываться в этот нелегкий и небыстрый процесс должны в том числе и те, кто развязывал и вёл информационные войны, сколотил свои капиталы, используя журналистов как разменную монету, кто обесчестил и унизил журналистское сообщество. 
Комплаенс технологии в медиа будет способствовать производству благоприятного для общества продукта и созданию системы самоконтроля участников  этой сферы по трем направлениям, которые сегодня уже признаны и известны. Первое – это экологическое чистое информационное поле, второе – добросовестная конкуренция в сфере СМИ, третье – противодействие коррупции в медиа среде.
Таким образом, нужно быть готовым к тому, что  практика комплаенса в самом скором времени станет главным рычагом позитивных перемен и неотъемлемой частью бизнес культуры и для всех российских компаний, включая интернет медиа гигантов.

Комментариев нет:

Отправить комментарий