Поиск по этому блогу

четверг, 6 сентября 2012 г.



О преюдициальном значении экспертного заключения

В общественную приёмную АПИ «Человек и Закон» обратилась гр-ка Ермакова. Сформулированная ею проблема оказалась масштабной и интересной с теоретической и практической точек зрения. Фактически она представила экспертам документально подтверждённый казус, связанный с ошибочным пониманием юристами и применением существенных положений о статусе экспертного заключения.
Вопросы развития экспертной деятельности и, конечно, качество её результатов постоянно находятся в сфере в внимания профессионального сообщества. Этой теме не раз  уделяли своё внимание авторы газеты «ЭЖ-Юрист». Интересное развитие получает проблема в контексте пояснений, представленных Анной Чуевой в статье «Неточный термин в кодексе» в номере 19(722)  за май с.г.
Статья 90. ГПК РФ (в ред. Федерального закона от 29.12.2009 N 383-ФЗ)
так и называется – Преюдиция. Теперь этот закон гласит:
Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки. При этом такие приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле.

Статья 61. ГПК РФ Основания для освобождения от доказывания излагает схожие положения несколько иначе:
1. Обстоятельства, признанные судом общеизвестными, не нуждаются в доказывании.
2. Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.
3. При рассмотрении гражданского дела обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда, не должны доказываться и не могут оспариваться лицами, если они участвовали в деле, которое было разрешено арбитражным судом.
4. Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.
Практика показывает, что разночтения у правоприменителей нередко вызывают именно вопросы преюдиции экспертных заключений. Действительно, можно ли использовать одно и то же экспертное заключение неоднократно по схожим, но формально различным делам одной отрасли права, а также при различных видах разрешения одного и того же конфликта. Может ли акт экспертизы, произведенный в рамках гражданского процесса стать основой для приговора суда и наоборот?
В производстве Люблинского районного суда г.Москвы недавно находилось довольно типовое в этом смысле, но интересное гражданское дело по  иску о признании недействительным завещания и признании за  права собственности на квартиру в порядке наследования. После многомесячных слушаний суд вынес решение, которым постановил в удовлетворении  исковых требований о признании завещания недействительным отказать, применив специфическим образом положения ст.61 ГПК РФ.
         Как известно, всякое решение суда должно быть законным и обоснованным (ч.1 ст.195 ГПК РФ). Согласно п. 3 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 19.12.2003г. №9 «О судебном решении», решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании, а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.
В силу п.1 ч.1 ст.330 ГПК РФ, неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела, является одним из оснований для отмены судебного решения, в связи с его необоснованностью.
В порядке ч.2 ст.56 ГПК РФ, сам суд определяет круг обстоятельств, имеющих значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на них не ссылались.
Но в данном случае суд 1 инстанции не включил в круг значимых, не исследовал и не дал надлежащей оценки медицинским документами, пояснениям свидетеля, относительного болезненного состояния и физиологических возможностей завещателя.  Суд 1 инстанции  при рассмотрении нового спора не исследовал и такие обстоятельствам, имеющим существенное значение для дела, как возможность завещателя Филатовой  самостоятельно ходить и преодолевать большие расстояния, вступать в диалог с нотариусом, самостоятельно выражать волю относительно принадлежащего ей имущества, четко и внятно разговаривать, знакомиться с письменным текстом завещания путем личного прочтения или слухового восприятия,  осознавать  изложенный текст, подписывать оспариваемое завещание.  При этом судья исходил из того, что ранее им же было рассмотрено аналогичное дело по сходным правовым основаниям и по нему уже была проведена похожая экспертиза.
В Определении  о принятии заявления к производству в порядке подготовки дела к судебному разбирательству (л.д.1) судья включил в круг значимых и подлежащих доказыванию «…факт наличия наследников, располагающих правом на обязательную долю  в наследстве…». Но в ходе судебного разбирательства по делу, суд 1 инстанции не установил заново круг наследников, имеющих право на обязательную долю, в порядке ст.1149 ГК РФ.
В нарушение ст.67 , ч.3 ст.86 ГПК РФ, п.7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебном решении», о том, что никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной  силы, что  заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не является исключительным средством доказывания, суд 1 инстанции неоднократно отказывал истцу  в ходатайствах о проведении комплексной судебно-медицинской экспертизы, с привлечением специалистов не только в области психиатрии, но в и других отраслях медицины (неврологии, кардиологии, логопедии). При этом в Определениях и в обжалуемом Решении от 01.03.2012г., суд 1 инстанции ссылается на преюдициальное значение Решения (а фактически экспертизы) по другому делу, обстоятельства по которому установлены и не подлежат доказыванию вновь, а также на уже проведенную в рамках другого дела судебно-почерковедческую экспертизу. Суд 1 инстанции не учитывал, что основания признания завещания недействительным по другому делу были иными, т.е. по основаниям ст.168 ГК РФ. Посредством прежней экспертизы почерка другим судом не был установлен факт степени болезненного состояния завещателя, ее физиологических возможностей.
Согласно положений статьи 79. ГПК РФ о процедуре назначения экспертизы сказано:

1. При возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу. Проведение экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам.
2. Каждая из сторон и другие лица, участвующие в деле, вправе представить суду вопросы, подлежащие разрешению при проведении экспертизы. Окончательный круг вопросов, по которым требуется заключение эксперта, определяется судом. Отклонение предложенных вопросов суд обязан мотивировать.
Стороны, другие лица, участвующие в деле, имеют право просить суд назначить проведение экспертизы в конкретном судебно-экспертном учреждении или поручить ее конкретному эксперту; заявлять отвод эксперту; формулировать вопросы для эксперта; знакомиться с определением суда о назначении экспертизы и со сформулированными в нем вопросами; знакомиться с заключением эксперта; ходатайствовать перед судом о назначении повторной, дополнительной, комплексной или комиссионной экспертизы.
3. При уклонении стороны от участия в экспертизе, непредставлении экспертам необходимых материалов и документов для исследования и в иных случаях, если по обстоятельствам дела и без участия этой стороны экспертизу провести невозможно, суд в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также какое для нее она имеет значение, вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым.
Таким образом, всякий раз стороны по делу имеют право по- новому сформулировать свои вопросы и представить новые кандидатуры экспертов.
В силу ст.157 ГПК РФ и п.6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебном решении», при вынесении судебного решения недопустимо основываться на доказательствах, которые не были исследованы судом в соответствии с нормами ГПК РФ, тем более, если собирание этих доказательств производилось не тем судом, который рассматривает дело.
  Видимо в нарушение указанных норма закона,  суд 1 инстанции не исследовал и не оглашал  указанное Заключение эксперта по почерку №919/06-2 от 01.10.2010г. Следовательно, выводы суда 1 инстанции, изложенные им в мотивировочной части обжалуемого Решения о том, что завещатель Филатова «…могла писать левой рукой, могла разговаривать, звонила сама по телефону…», необоснованны.
Кроме того, в Заключении эксперт  по другому делу не установила правой или левой рукой подписано спорное завещание. В выводах эксперт указала, что рукописная запись и подпись от имени Филатовой В.П.в Завещании на имя Филатова от 05.10.2004г. «…выполнены под действием «сбивающего» фактора обусловленного болезненным состоянием …и связанного с переменой пишущей руки, вследствие перенесенного Филатовой «инфаркта головного мозга». Данные выводы эксперта  не подтверждены и соответствуют действительности, так как у завещателя Филатовой был правосторонний парез и парализована вся правая часть тела, следовательно она не могла менять руки.
В рамках другого дела адвокатам не представилось возможным сделать повторную экспертизу почерка. Поэтому в ходе судебного разбирательства по настоящему делу заявители  ходатайствовали перед судом о проведении экспертизы почерка. В материалах дела имеется Заключение специалиста  от 25.12.2009г. №46 (л.д.52), из выводов которой следует, что «...запись Филатовой Валентины Павловны и подпись от ее имени, изображение которых находятся в электрографической копии завещания...от 05.10.04г. после слова Завещатель выполнены, вероятно, не Филатовой Валентиной Павловной, а другим лицом с подражанием почерка и подписи Филатовой В.П….». Но суд не исследовал и не дал надлежащей оценке указанному Заключению специалиста. Суд отказал адвокату в ходатайстве о приобщении к материалам дела Рецензии эксперта  от 06.06.2011г. на Заключение другого эксперта по почерку. Из выводов Рецензии следует, что указанное Заключение эксперта не отвечает требованиям полноты и всесторонности, поскольку эксперт допустил «…грубейшие нарушения процессуального характера, превысил пределы компетенции эксперта», полностью игнорировал требования методик, в связи с чем категорический положительный вывод эксперта не обоснован. Считается, что устранить данные противоречия и установить все обстоятельства по делу возможно лишь посредством проведения комплексной судебно-медицинской экспертизы и экспертизы почерка.
Недоказанность имеющих значение для дела обстоятельств, неполнота собранных доказательств и их недостоверность, в силу п.2 ч.1 ст.330 ГПК РФ, является основанием для отмены Решения суда 1 инстанции.
В нарушение ст.ст.157, п.22 Постановления Плену Верховного Суда РФ  от 21 декабря 2010г. №28 «О судебной экспертизе по уголовным делам», суд 1 инстанции отказал истице в удовлетворении ходатайства о допросе в качестве специалистов эксперта по почерку  и врача-невролога, обладающей познаниями в области   неврологии, хотя явка этих специалистов была дважды обеспечена. Документы, подтверждающие специальные познания  специалистов, прилагались к Рецензии и Заключению специалиста. Суд в принципе не считал необходимым расширять доказательную базу.
3. Согласно п.2  Постановления Пленума Верховного суда РФ от 19.12.2003г. №9 «О судебном решении», решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данным правоотношениям.
В силу ст.330 ГПК РФ, истцы считают, что суд 1 инстанции не применил к спорным правоотношениям закон, подлежащий применению, а именно нормы ст. 177 ГК РФ и ст. 1131 ГК РФ. В связи с этим недовольная сторона сегодня требует отменить Решение Люблинского районного суда г.Москвы от 01.03.2012г. полностью и принять по делу новое решение.
Апелляционная жалоба будет рассмотрена в ближайшее время и мы будем с большим интересом следить за реакцией Мосгорсуда. Действительно, логика толкования выводов надзирающей инстанции в данном случае может стать прецедентной.                                                                              

Комментариев нет:

Отправить комментарий